на украинском языке на русском языке на английском языке
Образование  » ФЕНОМЕН МАКАРОВА

ФЕНОМЕН МАКАРОВА

По материалам статьи Всеволода Копейко – руководителя пресс-службы ГП «ПО Южный Машиностроительный завод им. А.М. Макарова», главного редактора газеты «Старт».

Он из плеяды тех, кого поэт называл «гениальными невидимками». Помните:

"… мчат ракеты
Как сгусток солнца.
Это — Ваши мечты и прозрения.
Ваши знания. Ваши бессонницы."

Люди, чьи фамилии до поры до времени не знал не только поэт, но и подавляющая часть населения планеты, ныне известны всему миру. Только об этом «сверхсекретном» человеке пока молчат энциклопедии.

Он построил целый город величиной с Днепродзержинск, но в наше время нет средств содержать его жилой фонд. Он воздвиг лучший в стране Ледовый дворец для развития спорта и культуры, но его постигла та же участь, что и его город: приходится часть дворца сдавать под торговые точки.

Он, наконец, создал лучшие в мире носители для ядерного щита Родины, а новое поколение большую их часть покромсало автогеном.

Он шестьдесят из восьмидесяти лет работал как вол, а получил пенсию " технички " . Он делал ракеты, чтобы американцы и прочие империалисты заткнулись и перестали разглагольствовать о Третьей мировой войне, а его молодым соратникам приходится «якшаться» с американцами и так или иначе «засвечивать» свои технологии. Это можно считать трагедией великого человека. Но он выстоял и почти до конца своих дней не порывал связей с родным коллективом. Более того, он ушел в мир иной человеком в высшей степени счастливым, потому что его участие в великих делах повлияло на ход мировой истории.

На его долю выпала весомая роль в большой политике. По крайней мере, в минуты размышлений о судьбах мира без него не обходились ни Никита Сергеевич Хрущев, ни Михаил Сергеевич Горбачев. Речь идет о легендарном директоре отечественного ракетостроения, гениальном организаторе специфического производства Александре Максимовиче Макарове, который стоял у истоков рождения первой днепропетровской ракеты разработки Королева, которую называли «единичкой». Позже была «двоечка». Обе — добросовестно скопированные у Вернера фон Брауна с «ФАУ-1» и «ФАУ-2». Александр Максимович «набил» на них руку, поскольку по диплому не был ракетчиком, а инженером путей сообщения. Он окончил Ростовский механический институт и получил диплом инженера-теплоэнергетика.

Опыт весьма пригодился, когда в «почтовом ящике 586», который в ту пору возглавлял Макаров, появился ныне знаменитый Михаил Кузьмич Янгель, в то время малоизвестный конструктор из окружения Королева. Со временем специалисты поймут, что в столице двум гениям было тесно, и один должен был уйти. Ушел Янгель. И это была судьба, ибо без Макарова и Янгеля Днепропетровск вполне возможно не состоялся бы как центр боевого ракетостроения бывшего СССР... Философы и богословы говорят, что гениальные люди приходят в мир как раз в тот момент, когда эпоха не может без них обойтись.

Вот затеяли американцы возню с атомным оружием, тотчас потребовались люди с нашей стороны, способные противопоставить силе еще большую силу. Курчатов в небывало короткие сроки построил свои «котлы» и создал то, что требовала от него эпоха. На новом этапе в работу включился очередной гений — Сахаров и сделал водородную бомбу. Применять для ее сброса самолет — это повторять американцев. Требовалось нетрадиционное средство доставки.

Какое-то время военные с интересом наблюдали за творчеством C.П.Королева в области предложений армии. Проектанты многое к тому времени достигли, но военные не были довольны. Ракеты того времени были оружием немобильным. У каждой установки следовало держать кислородный мини-завод. С появлением Янгеля у военных появилась альтернатива. Новый ракетный комплекс мог стоять на боевом дежурстве в заправленном состоянии. Секунда дела — и ракета по команде уходила к цели.

Результатом пересечения пути большого ученого и конструктора Янгеля и выдающегося организатора производства Макарова стал триумф военной мощи бывшего Советского Союза. Когда «Южмаш» только начинался как головной завод по производству межконтинентальных баллистических ракет, туда по пути в Америку заехал глава державы Хрущев. Награды привез весомые за труды и авансом. «Пошептались» с Макаровым и Янгелем. В результате, воодушевленный Никита Сергеевич и затеял на заседании ООН знаменитую головомойку мировому империализму... А все оттого, что руководитель государства, будучи на «Южмаше», почувствовал, какой мощной становится армия благодаря днепропетровским ракетчикам.

Общеизвестно, что КБ и заводы — разные организации. Так во всем мире. Бюро разрабатывает проектно-конструкторскую документацию, отрабатывает на своей базе изделие и только тогда передает заводу для выпуска.

Завод получает конструкторскую документацию и принимается за реализацию проекта в металле. Дальше идет отработка. Двойная трата времени. Каждый из конструкторов и заводчан ощущал это на собственном опыте, но только Макаров и Янгель пришли к выводу: надо освоение новой продукции осуществлять общими усилиями.

Так родилась идея объединить заводскую и базу отработки изделий КБ. Выиграли во времени, что было на тот период особенно важно... Гонка вооружений диктовала жесткие условия. Чтобы иметь представление, в каких условиях приходилось работать Макарову, приведем один пример. По заданию правительства, в ноябре 1982 года был разработан эскизный проект изделия 15А18М, по натовской классификации — СС-18. Совершеннее ничего по сей день в мире нет. А в марте 1986 года начались летные испытания этой ракеты! Еще через два года ракетный комплекс поступил на вооружение. Вот такие темпы.

Благодаря Александру Максимовичу и коллективу, которым он руководил четверть века, армия обрела новый вид войск — ракетные войска стратегического назначения.

Макаров строил производственные корпуса для ракет и жилье для людей, организовывал выпуск жидкостных маршевых и рулевых ракетных двигателей, приборов и систем автоматики, космических аппаратов, автоматических орбитальных станций, он стоял у истоков создания твердотопливных ракет, в том числе и подвижного базирования, наименее уязвимых для противника.

Александр Максимович Макаров — это четыре поколения боевых ракет и ракетно-космических комплексов. Это ракетоносители «Циклон» и «Зенит». Это разгонные блоки для проекта «Энергия-Буран». Это — целый ряд космических аппаратов для исследования Земли и Солнца, мониторинга земной поверхности и околоземного пространства, таких как «Космос», «Интеркосмос», «Океан», АУОС — СМ, это лунный модуль и другие. Руководитель «Южмаша» сделал завод автономным, с замкнутым циклом производства товарной продукции. Благодаря крупным инструментальному, металлургическому, химическому, экспериментальному, приборному, сборочному, двигательному производствам, собственной ТЭЦ — Макаровский машиностроительный комбинат во многих вопросах не зависел от внешних условий.

В Днепропетровске Макаров с пятидесятитысячным коллективом творил историю, благодаря ему в 90-е годы мир неузнаваемо изменился. Надо было гонку вооружений довести до абсурда, чтобы политики и военные осознали: дальше путь — в никуда. И хотя эта гонка истощала ресурсы великих наций, она оказалась весьма полезной, ибо стала катализатором технического прогресса. Удивляет, что «запрограммированный» на боевые ракеты Макаров не забывал о чисто житейских делах. Кроме трети города Днепропетровска, который построили за счет «Южмаша», были сооружены стадион европейского уровня, лучший в Украине Ледовый дворец спорта. И когда Дворец спорта все же был достроен, Макаров направляется в Москву, чтобы уговорить приму советской эстрады Аллу Борисовну торжественно открыть своим концертом культурный и спортивный центр города. И уговорил, правда, с помощью своего всесильного друга, министра внутренних дел Щелокова, поскольку график Пугачевой был жестко расписан на квартал вперед.

Макарова-патриота в мае 1965 года чудом выпустили на 14 дней во Францию на аэрокосмическую выставку в Ле Бурже. Он ознакомился с экспонатами, побывал на ряде заводов аэрокосмического профиля и, вернувшись домой, заявил: Запад во многом преуспел, но на предприятиях, подобных нашему заводу, порядка меньше... Кремлевский горец в свое время требовал подбирать для ракетостроения людей крупного калибра. И их находили. В этой когорте был и Александр Максимович Макаров. Он оставил живущим великое наследство.

Он выполнил свою историческую миссию и в возрасте 80 лет достойно сошел со сцены.
Александр Максимович не исчез, как не исчезает энергия. Она лишь переходит в иное качество. Он лишь смотрит вдогонку своим более молодым соратникам, которые успешно осваивают непривычные для «Южмаша» проекты типа «Морской старт». Социально-экономической преемственности, может, в чистом виде тут и не просматривается — так называемого бандитского рынка Макаров не принял. Но он сделал все, чтобы его многочисленные дети-южмашевцы в этот недобрый час разумно распорядились его наследием.

У Горького есть образ человека с большой буквы. Сказано в начале века, а будто о Макарове. «Я призван для того, чтобы распутать узлы всех заблуждений и ошибок, связавших запуганных людей в кровавый и противный ком животных, взаимно пожирающих друг друга!».

Военный паритет, в достижении которого не последнюю роль играл Александр Максимович, давался в муках. И именно он в числе других позволил «распутать узлы всех заблуждений и ошибок», которые были порождены в результате Второй мировой войны.
Грядущим поколениям еще предстоит оценить феномен Макарова. Мы, его современники, лишь акцентируем внимание на этой фигуре планетарного масштаба...

Энергия не исчезает...